180 Views

отступление

горечь… обида… но все забивает усталость
позже найдутся слова утешенья… и все же
мы отступаем, что толку оправдывать слабость
верность приказу… но жизнь оказалась дороже

жизнь начинает цениться у самого края
выжить… спастись… и уже не до выбора средства
это еще не конец, мы ведь лишь отступаем
пусть отступление больше похоже на бегство

долг снова ляжет на чьи-нибудь свежие плечи
это еще не война, лишь одно из сражений
мы отступаем — так легче, ведь правда, так легче
лгать себе дальше, не в силах признать пораженье

государство

государство — машина смерти, душит каждый благой росток
даже в омутах нынче черти платят омутный свой налог
словно в пепельнице окурки, мы гордимся, что мы — страна
значит, стройся по росту, урки, голосуем за пахана

номер паспорта, штамп на сердце, стопка карточек и бумаг
жаль, что ими не подтереться… рота, смирно, равняйсь на флаг
государство диктует моду: мы друзья или мы враги
а отмеренную свободу топчут берцы и сапоги

это наше с тобой богатство: нефть, березки да тополя
государство как принцип рабства, конституция как петля
лучший выбор по низким ценам камер, стенок и гильотин
заплатил все налоги? вольно! здравствуй, маленький гражданин

выше знамя, рабочий класс!

соберемся, взгрустнем, поплачем, поругаем на кухне власть
или что-нибудь расхуячим, или кто-то получит в пасть
пролетарий доволен в доску: красный нос и подбитый глаз
эх, березонька ты, березка! выше знамя, рабочий класс

крестик, батюшка, церкви-храмы, гордость, водка и твердый рупь
и пускай не пиздят, что яма разрастается вширь и вглубь
над полями заря алеет, прет по трубам природный газ
эх, Рассея моя, Рассея! веселись же, рабочий класс

хлеб да соль или щи да каша, интернациональный долг
хряпнем пойла, и нам не страшен дядя Сэм или серый волк
вновь под власовским триколором мощь единства народных масс
эх, родные мои просторы! тверже поступь, рабочий класс

поминки

жизнь короткая, зараза, чем длину ее ни мерь
почтальон стучит два раза, а потом ломает дверь
и запомнив эти песни, что нам пел весенний дрозд
нас, разбросанных, всех вместе соберет сырой погост

глубиной два метра яма, хмуро курят мужики
берег левый, берег правый, солнце, ветер и жуки
распрягай коней, красотка, проходите в дом, зятья
щи да хлеб, компот и водка, да остывшая кутья

а пшеница нынче летом уродилась, поднялась
ярой силой, божьим светом — напиталась, налилась
чуешь, каша пригорела, или в печке каравай
ну пока там суд да дело, кум, родимый, наливай

что ж, давай, землица пухом, да поехали, до дна
полоумная старуха у открытого окна
за окном златые нивы, грядки, речка, тополя
наливай, покуда живы, всех нас ждет сыра земля

она, не спросит, готов ли ты

порой мы кладем с прибором на то, что тыл
открыт… и назло прогнозам равняем счет
ты знаешь, Иуда конкретно продешевил
ты знаешь, на нем было можно срубить еще

здесь любят животных за мясо и ценный мех
в едином концерне вновь биржа, бордель и храм
ты знаешь, все акции наши поперли вверх
ты знаешь, контрольный пакет остается нам

прикольно… но сколько ни разводи мосты
она все равно исполнит свой вальс «Облом»
ты знаешь, она, не спросит, готов ли ты
ты знаешь, ей похуй на дерево/сына/дом

голод земли

инстинкт выживания… вера ослепла
мы жрем эту веру, без масла, но с пеплом
и тянутся к фляжке дрожащие руки
а губы все шепчут: «А чтобы вас, суки!..»

мамаши, рожайте побольше мальчишек
заводы — металла для ДОТов и вышек
побольше бетона и сталепроката
земле нужно свежее мясо солдата

пусть вихри враждебные выльются в штормы
земля голодает без свежего корма
мальчишки рождаются перед войною
когда наступает нехватка героев

и снова конвейер… штамповка деталей
саперных лопаток, посмертных медалей
снарядов, патронов… мамаши рожают
земле мало корма… земля голодает

генетика

в наших генах есть все, что нужно, чтобы нашему выжить виду
ты ведь помнишь, как пахнет самка, стосковавшись по славной случке
ты ведь помнишь, что нужно делать с тем, кто болен и слаб… обиды?
ты засунь их себе поглубже — мы не пчелы, а ты не тучка

в наших генах есть все, что нужно для естественного отбора
пусть борьба обострит инстинкты — значит на зиму хватит пищи
столкновение интересов — пусть же сила решит все споры
Чип и Дейл не придут на помощь — выживает сильнейший хищник

нас вела в тупики культура — и весь мир стал сплошной парашей
Достоевский… слеза ребенка… толерантность и прочий мусор
запах мяса и запах самки… территория будет нашей
в этом мире нет места слабым… в этом мире нет места трусам

все равно ничего не изменишь

тоскливо под утро лежать в отсыревших окопах
замерзшие мысли… бесцветная мокрая вата
как бодрость, солдат? как готовность порвать свою жопу
за доброго дядю в уютных кремлевских палатах

нет, я не из тех, кто за мир и права человека
я вовсе не против насилия под этим солнцем
…курил на полу в переходе безногий калека
а родина в старую кепку роняла червонцы

за что воевал тот солдат, за какую отчизну
она давно продана, и по хорошему курсу
за что молодняк отдавал под огнем свои жизни
чтоб дядям делить не мешали и власть, и ресурсы

на чьи-то поминки сползутся родня и соседи
нам не привыкать… в утешенье есть призрачный фетиш
ты веришь в картонных гарантов и белых медведей
ну верь, мне-то что, все равно ничего не изменишь

чернозем

мы убиваем… нас убивают
это нормально, это бывает
кровью умытые или слезами
перед глазами… перед глазами

перед глазами пункты программы
как по линейке вырыты ямы
стройся по росту, направо равнение
первый-второй, и на удобрения

мы насыщаем собой эту землю
пашни готовим к новым посевам
кормим собою червей и личинок
наш вернисаж пасторальных картинок

метр на два и порядковый номер
мы снова вместе, мы в черноземе
цепкие корни… грунтовые воды
первые всходы… первые всходы

сигналы

кто виноват… иль просто поперла масть
кто-то был дальше, кто-то немного ближе
каждую ночь мы снова выходим на связь
ловим в эфире сигналы от тех, кто выжил

суточный рацион питьевой воды
старый «калаш» с убитой затворной рамой
каждую ночь мы верим, что мы не одни
в бонусном акте написанной кем-то драмы

прошлое спит в надгробьях жилых домов
счастья всем в дар, чтоб не был никто обижен
…каждую ночь в потоках помех и шумов
мы ждем сигнала от тех, кто, возможно, выжил

апрель — июнь 2010

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00