314 Views

Купить CD: с доставкой в магазине издательства Выргород
Слушать: Яндекс.Музыка | Spotify | Deezer | Apple | iTunes

Дебютный альбом группы «Происшествие» записывался с 2011 по 2012 год, и по ходу работы над ним состав группы изменился полностью. Наиболее интересен он не только тем, что в нём зафиксированы все лучшие песни тогдашней концертной программы, но и личным вкладом музыкантов – Натальи Караковской, Дмитрия Петрова, Сергея Миронова Мэо, Алексея Барашева. 14 сентября 2012 года по совету музыкального журналиста Сергея Гурьева альбом был издан на собственном лэйбле Контрабанда Records.

Самой милой страницей истории альбома «Автостопом по облакам» стало участие в песне «Принцесса» восьмилетней флейтистки Арины Филипенковой, вскоре после этого ставшей постоянной участницей группы. Название диска «Автостопом по облакам», придуманное Алексеем Караковским, отражало стремление группы объединить в своей работе романтику и андеграунд. Как обычно, Алексей сочинил большую часть песен (некоторые вместе с коллегами по группе); также в альбом вошли произведения Айгели Гайсиной, Светланы Воронцовой, Натальи Караковской и вольный перевод песни Элвиса Пресли под названием «Источник несчастий».

Самым большим хитом альбома считается песня о запретной любви «Поцелуй в лифте». На песню «Бездомный пёс по кличке Зима» в 2016 году Алексеем был снят чёрно-белый клип, получивший третье место на Самарском кинофестивале.

Мария Попова, поэт, журналист, издатель: Рок-баллады «Автостопом по облакам» — не только про женско-мужские отношения, хотя в основном, о них. Нет, мы не назовём их словом «любовь». Интонация любовных песен этого альбома то жгуче-ненавидящая («Двух гадюк связали узлом —/ Ты злой и я, — и удвоилось яду./ И кто из нас большая змея? —/ И ты злой, и я./ Но не горюй, у тебя перевес/ Ты еще и делец, Иуда, хитрый./ А мне уже и так, и без тебя уже давно конец,/ Так что можешь загнать меня за поллитра…» — «Две гадюки»), то романтически-рыцарская («Легка, прекрасна и мила/ Принцесса у окна сидела/ И тихим голосом простую песню пела/ О том, как рыцаря ждала/ На днях исполнилось 5 лет/ И торт ещё съесть не успели/ Ах почему же, почему же, в самом деле/ Где есть мечты, там счастья нет?» — «Принцесса»). Тексты альбома — и про орущее о себе натуралистически-социальное («И курица в тарелке с открытым переломом/ Тебе всё это кажется пугающе-знакомым./ Ты врач! Ты — молодой врач!» — это из забойной песенки «Молодой врач»), и про автостоп, и про разочарования, потаённые мысли, про лето и зиму, — в общем, про жизнь рок-н-ролльную, как она есть. Музыкальная стихия альбома — плотная, стремительная, ритмичная и мелодическая, классический русский рок. Иногда с элементами блюза, ритм-энд-блюза и даже буги-вуги: «Ром», «Биг-мак буги», «Ребята с нашего двора», «Молодой врач», «Беломорканал». Музыканты отлично поработали над записью альбома, и спасибо всем, что так получилось.

Николай Макаров, журналист, историк: Думаю, случилось событие, долгожданное для всех ценителей творчества «Происшествия» и его духовного родителя — Алексея Караковского. Группа шла к выпуску альбома не один год; композиции, вошедшие в его состав, в основном успели давно полюбиться публике. Любовь и глубокие личные переживания наполняют «Поцелуй в лифте», «Аистов», «Крылья». «Мы идём-едем в Питер», «Европа»  — творения молодой ищущей и переживающей женской натуры, чей взгляд придаёт альбому свою уникальную изюминку. Мудры, но ранимы «Две гадюки», исполненные с неповторимыми голосовыми раскладками. Ужасно жаль, что у нынешнего «Происшествия» вокал Натальи уже не звучит со сцены. «Анна Каренина» просто непередаваема  — ее надо слушать и впитывать. Даже в «игрушечной» теме исполнение, игривое по форме, таит в себе скрытое «двойное дно». Знать, Караковский недаром психолог, — умеет поиграть серьезным. «Происшествие» берёт новые рубежи. Темп жизни коллектива порой столь стремителен, что бытие группы опережает формы её развития: сколько событий успело произойти, сколько составов группы поменяться, пока был выпущен этот альбом, наверно, одному лишь Караковскому ведомо. Группа давно имеет своё лицо, но не устаёт экспериментировать, а главное  — оставаться всегда задорной и юной при большом разбросе возраста участников. Наверно, это и есть «Происшествие» — вечная «музыкальная Анчурия», от которой хоть иногда и грустно, но которая, вообще-то, дарит радость, и вполне, как модно нынче говорить, «адекватно» передает палитру нашей жизни. Как «изнутри», так и «снаружи».

Алексей Караковский: По прошествии времени я считаю, что в этой работе нам удалось проявить свои лучшие качества. Альбом получился разнообразным и интересным по стилистике, с явным преобладанием рок-н-ролла и его производных. Музыканты, принявшие участие в записи, играли очень вдохновенно и превзошли наши самые смелые ожидания. Возможно, некоторую роль в звучании сыграла конкурентная борьба между мной и Наташей за роль лидера группы – как это было в дебютном альбоме Velvet Underground между Лу Ридом и Нико. Но решающим фактором однозначно стало мастерство Яна Сурвило, поскольку он не только осуществлял запись, но и помогал шлифовать аранжировки. Собственно, уже через месяц-другой после первых сессий записи мне стало ясно, что его работа – это главное, что нужно для реализации наших музыкальных идей. Я осторожно поинтересовался, насколько ему нравится материал, и не хотел бы он поработать с другими нашими песнями. Янис ответил утвердительно, и мы начали готовить следующие альбомы ещё до завершения первого.

Подумал ещё, что очень люблю обложку этого диска, сделанную при переиздании диска несколько лет назад. Изначально картинка была совсем другая, бесячая. А тут мы взяли фотку со встречи нашей институтской компании в Икше (2013). Виталик пригласил нас полетать на своём самолёте, но самолёт сломался, мы его привязали на тросе к внедорожнику Гульнары и поехали на ремонт, перекрывая всю трассу. Никто из встречных автовладельцев не обижался, все фоткались с самолётом. Короче, смешно получилось. А полетали мы в итоге на каком-то другом самолёте, вместе с приятелем Виталика. Дело было на православную Пасху — но на фотке, которую сделала Вика Сушко, лютеранин, мусульманка и еврей-атеист. Так и называем до сих пор эти полёты «пасхальными». Гульнару я с того дня не видел, вроде она в США, а Виталик так и летает — но уже в Израиле.

Анна Каренина

(слова Алексея и Натальи Караковских)

Вода с хлором сушит мне кожу, давай я влюблюсь в тебя тоже,
ведь мы же бываем похожими время от времени.
А если не выйдет, то может, уйду от тебя, мой хороший,
уеду в Железнодорожный, как Анна Каренина!

Там даже птицы в облаках совсем, как я,
поют, шутя, да только зря.
Там серебристый самолёт летит стрелой,
он понял: всё, пора домой.

Сквозняк пробирает до дрожи, в автобусе гадкие рожи,
пацан у окна осторожно читает Пелевина.
Я выгляжу вряд ли моложе, и в сумке пылится Волошин,
я еду в Железнодорожный, я — Анна Каренина!

Там даже птицы в облаках совсем, как я,
поют шутя, да только зря.
Там серебристый самолёт летит вперёд,
он понял всё — автопилот.

Европа

(слова Алексея и Натальи Караковских)

Под снегами дремлет зимняя Европа,
беззаботно тратя жизнь свою…
Разрисуй мне небо кистью «Фотошопа»,
а я тебе тихонечко спою.

У Гидрометцентра вымерзли приборы,
их послушать, то сейчас весна —
мне, конечно, снятся солнышко и горы,
но сегодня как-то не до сна.

Пью горячий кофе и читаю повесть
про Марсель, Монако и Париж.
За окном погода потеряла совесть,
замела дома до самых крыш.

Мне не надо снега и зимы не надо,
я совсем не этого ждала.
Под моим окошком даже автострада —
лишь движенье в сторону тепла.

Источник несчастий

(вольный перевод Клода Деметриуса)

Жестокая женщина, слабый мужчина —
Страдания и жертвы неисчислимы!

Вот так, без всяких очевидных причин
Господь сделал женщину
Источником несчастий мужчин!

Всё началось, когда Адам сказал Еве:
«Не попадайся мне у яблони этой!»

Самсон сказал Далиле чётко и ясно:
«Не трогай мои волосы, это опасно!»

Я слышал о царе, он имел, что хотел,
Пока не полюбил порочную Изабель.

У меня есть жена, она просто змея,
И коль она не уйдёт, я сойду с ума!

Вот так, без всяких очевидных причин
Господь сделал женщину
Причиною морщин мужчин!

Поцелуй в лифте

Поцелуй меня в лифте. Никто не заметит подмены.
Пусть горячие волны текут с этажа на балкон,
Я почти обожжён, принимая тебя внутривенно,
Мне не нужно ни будущих, ни настоящих времён,
Я хочу быть с тобой.

Поцелуй понарошку. Никто не попросит процентов,
Косолапо подкравшись, не хлопнет тебя по плечу.
Мы не знаем, что делаем — так что ж, наслаждайся моментом,
Я подпольно хочу тебя, до одуренья хочу,
Я хочу быть с тобой.

Поцелуй меня просто. Мы слишком старательно мыслим,
Избегаем последствий, не зная ни смыслов, ни слов,
Мы уже пропустили так много прекрасного в жизни,
Испугавшись сближения разных ветвей языков,

Поцелуй меня нежно, чтоб вовсе не смел оторваться,
Чтоб под платьем нашарил я счастье своё и печаль,
Чтоб исчезла седая тоска метростроевских станций,
Чтобы музыка стала иначе и тише звучать,
Я хочу быть с тобой.

Игрушки

Знаешь, зачем мы сбегаемся стаями,
Знаешь, зачем нам всё вынь да положь?
Мы просто мальчики, нас так состряпали,
Каждый из нас ценит водку и нож.
Мы просто мальчики, мы так устроены,
Силой забрать то, что плохо лежит,
В наших сердцах кипят звёздные войны,
В наших карманах дымит динамит!

Эй, подружка, отдавай свои игрушки,
Слишком скучно — значит, ничего не жаль!
Всё, что нужно мне в тебе — твои игрушки,
Побрякушки, синих бусинок печаль.

Знаешь, зачем ты боишься огласки?
Хочется сказки, а мир так суров…
Ты просто девочка, ты хочешь ласки,
Но там, где ласка, там стоны и кровь.
Ты просто девочка, ты так устроена,
Ты мой трофей, героин, алкоголь,
Трусики, маечки, лифчики, стоны,
Белые пальчики так любят боль…

Надо двигаться дальше, надо двигаться выше,
И у меня нет пальцев, и у тебя нет крыши,
И ещё нет свободы, нет всего лишь свободы,
Мы будем умирать долго, все эти чёртовы годы, да!

Бигмак буги

Хэллоу, папа! Хэллоу, ма!
Уже неделю моя родина Москва,
шагаю го рдо по Тверской, хотя погода на нуле,
зато повсюду «мерседесы» и другие «шевроле»,
как добиться процветанья, выйдя в город поутру?
Пиво пей и жри шаурму!

Хожу в «Мак-Дональдс» я как в буфет,
ты представляешь, там бесплатный туалет,
уже умею без билета лезть на станцию метро,
короче, в этом мегаполисе халява и добро,
потому, куда ни глянь, здесь лишь хапуги и рвачи —
в общем, мы, твою мать, москвичи!

Но, конечно, вечерами я сижу в чугунной ванне,
весь объятый среднерусской тоской:
замерзает ли на зиму край родной, навек любимый,
где найдёшь ещё далёкий такой?
Ты напиши мне, как дела, сестра ещё не родила,
не надоили ли кефира с козла.

Стригу купоны я как с куста,
ты спросишь, где — отвечу, надо знать места,
кукую в офисе на «Курской», мой начальник дурак,
он может сутки в ресторане пить галимый коньяк,
его товарищи по духу смотрят до ночи порнуху —
только так, и это «биг мак»!

Где б мы ни жили, у нас всё есть,
рабочий день всегда закончен ровно в шесть,
корпоративное единство — вам не отчим-спиногрыз,
а потому за водкой ходит только младший программист,
юной менеджерше Тане провести ночь никогда
обычно негде, но мой день — среда.

Спросишь, что у нас по ценам, не дают ли в зад коленом
оборзевшие в корягу менты,
чем торгуют в магазинах, в потребительской корзине
умирают с голодухи глисты?
Я не знаю, что ответить, мне неплохо и в Москве,
только не надо ехать в гости ко мне!

Конечно, надо б жениться мне,
найду москвичку, чтоб с квартиркою в цене,
потом, конечно, купим дачу, «БМВ» и кровать —
а что поделать, ведь куда-то надо бабу девать,
чтоб в серебряной машине и в кино на Тарантино,
да цветы — все на хрен мечты!

А как приспичит, так на курорт,
а то в России слишком много пьяных морд,
поеду в Турцию на море, там по жизни тепло,
ну а в гостиницах дают всем дармовое бухло,
девки пьют одно мартини, всюду шляются в бикини
просто так — вот это ништяк!

Ты, конечно, спросишь, мама, собираюсь ли обратно
по просторам необъятной страны,
до сих пор любим и дорог наш затерянный посёлок
с обелиском в честь героев войны,
да я бы на хрен все деревни разобрал на дрова,
чтоб процветал любимый город — Москва!

В сорок стану православным, дочку замуж,
сына в армию отдам — а вдруг начнётся война? —
буду на выборы ходить, а то какой-нибудь бандит
отнимет то, что дала хапнуть страна,
пусть потомки строят памятник во всей моей красе
и воздвигают на Рублёвском шоссе!
и воздвигают на Рублёвском шоссе!

Ребята с нашего двора

Колет Коля внутривенно порошок,
хочет Коля стать совсем большой.
Скоро Колин бледный лобик
мы опустим в тесный гробик —
Коле будет вечно хорошо!
Наша Манька любит транки под пивко,
хочет жить привольно и легко,
чтоб без крыши и фигуры
в электричке, дура дурой,
лапать хоть каких-то мужиков!

Бухать всегда, бухать везде,
вот лучший принцип на Земле —
опохмеляются с утра
ребята с нашего двора!

Наша Таня громко плачет, и вообще
морда в макаронах и борще,
потому что мама Тани
на замызганном диване
знала толк в папше-алкаше!
Пишет Боря на заборе слово «хой»
он девятилетний и крутой
но к нему подходит сзади
злобный дедушка Аркадий
и об стену мочит головой!

В защиту детства наш район
построит новый детский дом
приходит чудная пора
к ребятам нашего двора!

Наша Марта любит карты и коньяк,
Марта не играет просто так,
просадив все деньги в клубе,
Марта на каком-то дубе
выгодно толкает свой голяк.
Магомед с Хасаном вместе в «БМВ»
предаются водке и траве
чтоб, рассыпавшись на части,
обрести земное счастье
в первом придорожном фонаре!

Нам Президент издал приказ,
что типа правит средний класс —
а что, прикольная игра
ребятам с нашего двора!

Есть в стране российской дети
лучше всех детей на свете,
славлю Папу с Матерью —
Президента с Партией!
Пусть небросок, груб и мутен
наш великий кормчий Путин —
главное, чтоб — тили-тили —
детям поровну налили!

Славим детство, славим-славим
сопли в джинсики заправим,
отпрыска возьмём за зад
и подальше в детский сад
Славься, детская душа —
можно гадить не спеша,
главное, уехать в США!

Автостопом по облакам

(музыка Дмитрия Петрова)

И будет тот день, когда я не сумею
Как прежде остаться один
И выйду так рано, что в моём переулке
Почти не будет машин,
За кадром останется прошлая память,
Обиды и старенький дом,
Я не буду курить, чтобы чувствовать запах
Деревьев, умытых дождём.

Я знаю, в Петропавловске-Камчатском — полдень,
Я знаю, в Архангельске — тоже май,
И время как будто похоже на солнце и липовый чай
Я знаю, чтобы выйти на лето из дома,
Нужна хотя бы одна весна,
Я знаю, чтоб было куда оглянуться,
Нужна такая же большая страна.

Но я не знаю, что такое любовь,
Я не видел её в фотоснимках архива,
И всё же вернувшись на осень в свой город,
Я встречу её. Неторопливо
Она перейдёт дорогу и тихо скажет:
«Теперь я с тобой»,
И мы навсегда останемся рядом,
Мы просто вернулись домой…

Молодой врач

(слова и музыка Алексея и Владимира Караковских)

Ты вскакиваешь утром перед важным семинаром,
Твой сон — психоделический кошмар,
И как ни торопись, но не успеть уже на пару,
А у тебя сегодня восемь пар!
И курица в тарелке с открытым переломом,
Всё это тебе кажется пугающе знакомым!
Ты врач! Ты молодой врач!

В карманах недоеденных сухариков остатки,
На лестнице обычный перекур,
С рентгеновским портретом любимой лаборантки
На вскрытие везёшь каких-то дур.
На кожаном портфеле отслоилась эктодерма
И пахнет формалином твой недопитый вермут!
Ты врач! Ты молодой врач!

А через восемь лет ты станешь чудом медицины
И будешь всем выписывать пурген,
Но если вдруг подохнешь, то уж точно без причины,
А только потому что захотел!
И все свои печали, идеалы и проекты
Излечишь ампутацией больного интеллекта!
Ты врач! Ты молодой врач!

Московские каникулы

Вчера позвонил твой парень
И сказал, что хочет на море,
Но на тебя у него нет денег,
Ничего он скоро вернётся!…

Не плачь, дура! Осталась одна,
Причём здесь осанка, причём здесь походка,
Уж лучше выпей с зеркалом водки…
Московские каникулы — сплошная хана!

А он называл тебя киской,
А он называл тебя зайкой,
Уж лучше позвонить подруге,
Но и подруга куда-то свалила!

А Нинка уехала в Питер,
А Славка в Крыму уже месяц,
Наташка смылась в Болгарию,
А остальные хрен знает где!

Беломорканал

Выходишь покурить, закончилась смена,
Руки в карманы — о Боже, измена! —
Пропал, пропал твой «Беломорканал»,
Ты точно помнишь, что его ты покупал,
Но где и как его ты потерял?

Приходишь домой, папирос дома нету,
Жену и детей ты колотишь за это —
Пропал, пропал твой «Беломорканал»,
Он был как друг и никогда не изменял,
Его, наверное, кто-нибудь украл!

Затянешься «ЭлЭмом» и от новых ощущений
Бежишь работать подряд вторую смену —
Пропал, пропал твой «Беломорканал»,
И что с того, что ты давно всех задолбал,
Ведь ты у нас большой оригинал!

Пропал, пропал твой «Беломорканал»,
Квадратный синус поделить на интеграл
И вычислить, кто ты и кем ты стал!

Принцесса

Легка, прекрасна и мила
Принцесса у окна сидела
И тихим голосом простую песню пела
О том, как рыцаря ждала.
На днях исполнилось пять лет,
И торт ещё съесть не успели,
Ах почему же, почему же, в самом деле,
Где есть мечты, там счастья нет.

А где-то очень далеко
Бушует море, солнце светит,
На самокате к ней одной любимый едет,
Поскольку кони — лишь в кино.
Бросает мимолетный взгляд
Она в окошко королевства,
Вернётся милый, тогда под руку с принцессой
Пойдёт с ней вместе в детский сад.

Крылья

Знаешь, мне опять ночью чьи-то большие крылья
словно мешали видеть то, что наяву, в общем,
трудно себе представить, хочется скрыть получше —
в комнате бродят тучи полуожившей яви…
После казалось, словно птица кружилась в ветре
или, быть может, это были радиоволны,
полно осенним штилем нам выходить из такта,
надо сберечься как-то, надо сберечься как-то…

Медленная пичуга лезет ко мне на крышу,
кто же подпустит ближе, кто выйдет без испуга,
ночью все эти чащи словно мне незнакомы,
ракурс с вершины дома кажется ещё дальше:
мнимые параллели, ложные вертикали,
вряд ли нас так здесь ждали, вряд ли того хотели —
ты закрывай получше в комнате нашей шторы,
может, спасёмся в норах, может, спасёмся в норах…

Утро пришло так рано, утро глядит так нервно,
значит, страна, наверно, будет сегодня странной
фреской лежать у окон — значит, не спать мне ночью
знаешь, я люблю очень, ты не подведи только…
Небо конца и края здесь не имеет вовсе,
ты еженощно воешь, я ежедневно лаю,
солнце над этой бездной светит всем тварям в радость…
Сколько ещё осталось, сколько ещё осталось?

Бездомный пёс по кличке Зима

Холодные подъезды раскрывают беззубые рты,
Скрип двери, шум мотора лифта, чьи-то глухие шаги,
И некуда идти, вокруг февраль, такие дела,
Бездомный пес по кличке Зима.

На черной морде белые снежинки играют в войну,
Как хочется согреться и уснуть на теплом полу,
Условия в подъезде позволяют нам дожить до утра,
Бездомный пес по кличке Зима.

Мы спим с тобою рядышком на лавочке у входа в подъезд,
И нас метель не выдаст, а мороз уже, похоже, не съест,
Лишь люди входят в лифт на поиски родного угла,
Бездомный пес по кличке Зима.

Аисты несут моего ребёнка

Я помню: в Торонто или Тамбове
Моя вдова собирала тюльпаны,
И солнце светило, летали синицы,
И мир был вокруг восхитительно детским,
А я опоздал, как обычно, на свадьбу,
Потом, как всегда, не пришёл на крестины,
Но ласточки тихо витали над морем,
И я разглядел сквозь витражные стёкла:
Аисты несут моего ребёнка домой…

А я был завязан в телефонный узел,
И мной управляло с орбиты цунами,
Меня разгружали с судов в Сингапуре,
И мною цвели букингемские вишни,
И реки текли по разведанным руслам,
И с гор к водопою спускались олени,
И ландыши тихо шептали о вере,
Увиденной мной, сквозь витражные стёкла,
что Ангелы несут моего ребёнка домой…

А лето хранило тревожные тайны,
Весна отдавала долги по цветенью,
Всё проще казалось вернуться обратно,
Всё дальше вчера отставало от завтра,
И Время, почётный аптекарь Вселенной,
Уже не стремится на ложу присяжных,
Я встану с другой стороны балдахина,
К чему мне смотреть на витражные стёкла,
ведь Ангелы хранят моего ребёнка всегда!…

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00