214 Views

Зверь Империи

Как же мне ненавистны
короли, президенты, императрицы,
льющие черни кровь
расширяя империй границы,
и я не стремлюсь в вассалы
ни к той, и ни к этой
имперской власти,
ибо какая разница?
Зверь империи
всех разорвёт на части.
«Ну а если война?»,
То я на стороне младенцев,
иx напуганнных матерей,
стариков, детей,
прочих немощных «отщепенцев»,
среди тех, кто не чертит границ,
и не рвётся к власти,
среди тех, кем питается зверь
и первыми рвёт на части.

Март 2014.

* Это единственное стихотворение из подборки, которое было написано до 24 февраля 2022 года — по поводу Крыма. Стихотворение-предчувствие.

Беда

“Навалилась беда…
Ох, навалилась беда…”
Слушай своих поэтов страна!
Слушай поэтов, а не царей…
И тогда может отступит тьма,
может тогда
хоть чуть-чуть
да станет светлей…

26 февраля две-тысячи-ужасного года.

AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Иногда не остаётся слов,
только долгий протяжный звук:
ААААААААААААААААААААААА
Он звучит как дудук,
летит по воздуху,
поднимается вверх, вниз,
двигается по кругу, волнами,
закручивается в петли…
Я знаю другие люди
тоже так делают,
я слышу их…
Иногда едва-едва,
а иногда, довольно громко…
А что если, однажды мы сделаем это все вместе,
вот так: ААААААААААААААА
АААААААААААААААААААААААА
Может тогда что то изменится?
AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

31 февраля две-тысячи-ужасного года.

Вата

“У нас всё нормально.”
“Нас втянули в войну.”
“Преступник Навальный,
его надо в тюрьму.”
“Да мы с нашей мощью,
весь мир в труху!”
“Мы всем ‘толерантным’
обьявим войну!”
“Им Путин покажет
Кузькину мать!”
“Их всех, пацифистов,
будем сажать!”
“Мы с ядерной бомбой
всем нос утрём,
всё будет «как нада»,
всё будет путём.”
“Ура за Россию,
за Россию ура!”
“В нашей правде вся сила,
в кулаках доброта.”
“Кто там не согласный?
Сломать и закрыть.”
“Не думать! Вам ясно?
Державу любить!”

33 февраля две-тысячи-ужасного года.

Уехать Нельзя Остаться

В ответ на интервью Ольгой Алленовой в выпуске «Скажи Гордеевой»

Уехать нельзя остаться,
куда от стыда деваться?
Уехать нельзя остаться,
и будет нельзя возвращаться…
Уехать нельзя остаться,
от страха где укрываться?
Уехать нельзя остаться
и нам остаётся скитаться,
с паролем и явкой встречаться…
О Боже, как это случилось,
что так и не изменилась
страна с года 37го?
И снова в запрете слово,
и казнь за него сурова…
Нам всем суждено возвращаться,
бороться, нельзя пресмыкаться,
безмолвными не оставаться,
нам как то надо сражаться.
Уехать нельзя остаться.

37 февраля две-тысячи-ужасного года.

Повторение Нимёллера в 2022

Сначала они пришли за эко-активистами, геями и феминистками
и мы молчали, потому что мы не из “этих».
Потом они пришли за независимыми журналистами,
а мы промолчали, потому что мы не журналисты.
Потом они пришли за оппозиционерами,
и мы опять молчали, мы же не оппозиционеры.
Потом они пришли за иностранными агентами и пятой коллоной,
и мы снова молчали, потому что мы не агенты и не пятая колонна.
Потом они пришли за людьми стоявшими с плакатами «миру мир»,
И мы опять молчали, потому что это не наше дело, властям виднее
А потом началась мобилизация…

216 февраля две-тысячи-ужасного года.

Призыв

Мужчин отправляют на фронт убивать,
Что делать женщинам? Надо рожать.
Бабы, рожайте побольше детей,
вырастут — будут стрелять в людей.
Чтобы могучей державой быть
надо врагов в сортире мочить.
Надо такие бомбы иметь,
чтобы пол-мира в труху стереть.
Слышите, гул идёт с площадей?
Это парады военных частей,
техники, делающей фарш из людей.
Бабы, не бойтесь, рожайте детей!

218 февраля две-тысячи-ужасного года.

Моё Отечество

1.

Моё Отечество взметнулось дымом
необратимой катастрофы…
В моём Отечестве недостижимом
остались мама, папа, дача, сёстры.
В моём Отечестве невыносимом
фрагмент души моей оставлен был когда-то,
но едким, горьким, ядовитым дымом
отравлено всё то, что было свято.

В моём Отечестве непостижимом
очередная бойня, брат на брата…

2.

Оно не лечится моё Отечество,
больное сотни лет, но вот не лечится,
в поносе, лихорадке, рвоте мечется,
но не излечится от яда, не излечится.
Врачей, лекарства топчет сапогами,
и к зелью адскому всё тянется губами,
в очередном припадке бьётся, мечется,
об исцелении молюсь, моё Отечество…

225 февраля две-тысячи-ужасного года.

Ценник Жизни

Там где жизнь ценности не имеет
Завсегда к ней можно приклеить ценник,
Лада Гранта, кубометр дров, кило сала,
но вы там сами скиньтесь на берцы, разгруз и пенку.
Выплаты, выплаты, выплаты…
Мы таких денег и не видывали,
да пусть идёт, хоть чё заработает,
здесь всё равно сопьётся.
Выплаты, выплаты, выплаты,
деньги не пахнут ни тленом,
ни мертвечиной, ни горелой плотью
смешанной с землёй и железом…
Муниципалитет оплатит похороны,
гроб закрытый…
Моего не нашли,
а вон той привезли что-то в пакете…
Выплаты, выплаты, выплаты —
«на, это тебе вместо папы».
«Тимур. Погиб 8 октября.
Тело родственникам ещё даже не показали,
сказали, в окошечке посмотрите,
когда будете прощаться.»
Выплаты, выплаты, выплаты,
слёзы то мы все выплакали,
остались одни выплаты, до и то не всем
«А если без вести пропавшие,
то и выплат не получите,
ничего не докажете».
«Мы еще ничего и не начинали.
Мы ничего не потеряли.
Можем повторить.
Нравится, не нравится.
Весь мир против нас.
Гооойдаааа…»

245 февраля две-тысячи-ужасного года.

Нет Вобле!

«Нет вобле! Если не мы, то кто блин…»

Семён Слепаков

Воблу солёную я не люблю,
с пивом и водкой, особенно!
Воблу поддерживать не хочу,
вобла всегда — уродина!
Вобла несёт только горе в семью,
в любом её виде, поймите вы!
Вобла выгодна лишь палачу
всех видов рыб и растительности!
Приглашенье «на воблу» я не приму,
и всем советую отказаться,
да аллергия, да лучше в тюрьму,
чем в вонючей вобле мараться!

247 февраля две-тысячи-ужасного года.

Железный Занавес

Вы за железным занавесом,
Меня у вас больше нет.
Туда, за железный занавес
не проникает свет.
Но там, за железным занавесом
пахнет малиной в саду,
и там, за железным занавесом
я к маме навстречу бегу…
Там за железным занавесом
всё время идёт война,
Там, в жерле железного занавеса
сгорает моя страна…

252 февраля две-тысячи-ужасного года.

Новогоднее проклятие

Генералам 2022 года посвящается

С Новым Годом, лиходеи вас, с Новым Годом!
С Новым вiбухом и прилётом!
Как посеяли, так и пожнёте,
по делам своим ещё с лихвой огребёте.
Будьте прокляты вы, да до седьмого колена,
Внуков ваших пусть преследует запах тлена
из подвалов Мариуполя, Ирпеня и Бучи.
Проклинать вас будут внуки на том самом, могучем,
Ибо им расплачиваться придётся
за гордыню вашу, жестокость и скотство.

252 февраля две-тысячи-ужасного года.

Традиционные Ценности

Банка спермы,
шуба, и белая Лада,
Вот и всё любимый,
что для счастья мне надо.
Мы ж ещё нарожаем
сынишек в погонах,
пеленать будем в хаки,
чтоб знали с пелёнок,
для чего они созданы
на этом свете.
Мы солдат рожаем,
зачем нам дети?

355 февраля две-тысячи-ужасного года

Синица

Посвящается родителям, которые остались «там».

Сыро, пасмурно, одиноко…
Холуи диктатора строчат законы,
отнимающие у детей будущее,
у их родителей — настоящее,
и лишающие абсолютно всех
нашего какого-никакого,
но светлого прошлого,
потому что если и было в нём
хоть что то хорошее,
даже оно утянуло в бездну
без конца и без края…
Можно конечно вздохнуть,
мол страна такая, судьба такая,
И вообще, что вы там понимаете
Сидючи за границей?
Ах, как хотелось бы обернуться птицей,
покружить за окном, посмотреть на маму,
папа скажет: «смотри, синица!»,
на кормушку повесит кусочек сала
И окно на подьездом
всё так же янтарно будет светиться,
а синица из рук все ж таки вырвалась,
вовремя убежала,
журавлём расправила в небе крылья,
и слезами теперь захлёбывается от бессилья.

425 февраля две-тысячи-ужасного года.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка