297 Views

Уехавшим друзьям

Когда пожелавший уехать, чтоб
Не лечь до срока в сосновый гроб,
Вернется в мутный знакомый строб —
Бывают же чудеса! —
Он здесь посчитает по головам
Всех тех, что друзьями когда-то звал,
Попавших начисто под обвал
Железного колеса;
Когда убегающий в никуда,
В Тбилиси, Яффу, хоть в Магадан —
Сквозь самолеты и поезда
Услышит негромкий скрип,
Он вспомнит марш удалых сапог,
Резню,
И массовый кровосток
Всех тех, кто бежать не хотел, не смог —
И вместо него погиб.
Он ехал, чтобы не стать рабом,
Он будет помнить в краю любом
Свой бывший город, свой бывший дом
И год, и пятнадцать лет.
Он встречей бредил, он встречей жил,
Он в сердце каждого уложил…
…Но ровный серенький ряд могил
Не скажет ему «привет».
В них те, кто пел под огнем,
В них те,
Кто рвался вольничать в пустоте,
Кто грудой бледных обычных тел
Шагал на щиты солдат.
Кто даже знамени не имел,
А просто — думал,
А просто — пел.
И вряд ли кто-то остался цел.
Такая планида, брат.
И будет тьма.
И надсадный вой,
В попытке всех заслонить собой,
Вернуться вспять, разметать конвой,
Руками порвать кольцо…
Да только после такой резни
Не сможешь — чем себя ни казни —
Добиться, чтобы сейчас они
Взглянули тебе в лицо.
Прощай, уехавший, нам пора
На битву слова и топора,
Пускай минуют тебя ветра
В тяжелый урочный час.
Когда вернешься, зайди, постой
Над каждой сбывшейся здесь плитой.
И — если сможешь — еще над той,
Что пишет тебе сейчас.

30.09.2022

* * *

Былые распри поросли травой,
От пепла черной.
И каждый вечер:
Главное — живой.
Ура.
Бесспорно.
Не отмотать назад ни слез, ни дат —
Да и не надо.
Все сбудется, бумажный мой солдат,
На баррикадах.
Чугунный вождь
В шинели и усах,
Глаза — шрапнелью,
Придет в метель и станет на часах
Под гнутой елью.
И побегут на северо-восток,
Скрипя, составы.
То берег левый мчится поперек,
То берег правый…
Тайга, бараки, бревна, мерзлота,
Лесоповалы.
И срока будет, видно, до черта…
Вот жизни — мало.
Вторая сказка лезет из груди,
Мотивы те же…
Ты умирать до срока погоди —
А то как врежу!

27.09.2022

* * *

Ну что, перекличка продолжается?
Прием,
Прием…
Галактика дыбится решетками,
Скручивается веревками,
Давит на плечи, на шею, на виски.
Ты — где?
Так же стоишь на ветру?
Держишься?
Молодец.
Где-то в другой жизни
Было имбирное печенье и кофе с перцем,
Переулки и детские книги,
Там нам с тобой было шестнадцать на двоих.
Хотя, возможно,
Это просто фантазия.
Прием!
А помнишь старый проигрыватель,
Там были песни Окуджавы —
Желтенькая такая пластинка,
Еще орган Домского собора
И Седьмая Бетховена,
Которая с Мравинским.
А, нет, путаю —
Мравинский был у меня, а у тебя — Караян.
И мы долго спорили, кто лучше.
Прием!
Давно нет на свете ни Караяна,
Ни Мравинского,
Не говоря уже о Бетховене.
Даже Окуджава почему-то ушел за горизонт,
Оставив любимые арбатские переулки
На разграбление идиотам и пошлякам.
Они там понастроят
«тортиков шаговой доступности».
А мы когда-то думали, что Булат Шалвович,
Не меняясь, проживет еще лет двести точно.
Домский собор теперь за высокой стеной.
Или это мы теперь за стеной?
Иногда из-за нее слышится
Гулкий голос органа,
И мне кажется, что это ты перелез через стену,
Чтобы сыграть на этой махине.
Прием!
А propos, у тебя проигрыватель-то цел?
У меня, увы,
Давно сломан.
А коллекцию пришлось продать,
Чтобы расплатиться с долгами.
Но не всю,
Кое-что я оставила.
Да, «Carmina Burana» со мной,
Завидуй молча!
Нет, лучше не молча.
Лучше наори на меня по рации,
Что я жлобина белобрысая и зараза,
А я скажу, что помню, как вылупились твои бесстыжие глазки,
Когда ты ее увидел.
Ничего, если у меня есть пластинка,
А у тебя — проигрыватель,
То музыке — звучать.
Правда?
Прием!
Все, галактики-автозаки медленно отплывают
И друг от друга,
И от мест, где ловит хоть какая-то связь.
Кстати, уже стало холоднее,
Будешь стоять на ветру —
Повязывай шарф.
Я помню, что ты у нас существо южное,
Не то, что я.
Ну ладно, ладно, не дразнюсь больше,
Ты просто себя береги.
Прием!
Прием!
Прием!…

06.09.2022

* * *

Перетерплю и это.
Ничего.
Другим сейчас и тяжелей, и гаже,
А это… Не беда, не горе даже.
Не жмет,
Не рвет на части естество.
Перемелю, как мельница, слова,
Перескажу,
Переложу на ноты.
Там, наверху, давно не видно, кто ты —
Лишь вязь альтов,
Да скрипок кружева…
Оно потом услышится.
Когда
Не будет человека и причины,
Когда в комок сырой гончарной глины
Переродится сердце навсегда.
Когда за мной — исчезнувшей — признать
Сумеют право жить на этом свете,
Когда сентябрь
И пара строк в газете
Позволят ненароком вспоминать…
Холодный свет.
Листва плывет в пыли.
Все обойдется — так или иначе.
Не так уж плохо ничего не значить —
И вырасти вполнеба.
Из земли.

03.09.2022

* * *

Моя работа — сращивать пространства,
Сводить мосты, края и берега.
Моя работа — исцелять и верить,
На дудочке играть в тяжелый миг.
Моя работа — поднимать упавших,
Встречать с войны и бить в колокола.
Моя работа — быть опорой людям,
Которые изверились вконец.
Моя работа — знать, что выход будет,
Ломать решетки, разжигать очаг.
Моя работа — воскрешать убитых
В иных, с земли невидимых, мирах.
Моя работа — оставаться прежней
И выжить, чтобы вытащить других.
Пусть знает каждый:
Где-то в страшном мире
Есть дом, очаг, еда, тепло и свет,
Возможность помолчать, поспать, умыться,
Поговорить, обняться, просто — быть.
Пусть фонари вдоль старого бульвара
Тихонько шепчут что-то под дождем,
Пусть на крыльце играют чьи-то дети,
Выкрикивая громко имена,
Пусть мирный самолет в бескрайнем небе
Вычерчивает строчкой вензеля,
Пусть замолчат орудия кошмара,
Которому названья не найти….
Моя работа — сращивать пространства
И штопать города,
Когда их рвут.
Моя работа — возвращать надежду.
Которую
Давно никто не ждет.

02.09.2022

* * *

Я вытеку за рамки бытия.
Здесь все равно ни с кем не сваришь каши.
«Мое!» «Твое!» — еще поганей: «Наааааше!»
На кучах ароматного гнилья.
В любой помойке крыса-командир
Топорщит ус и зубы скалит сыто,
И ты уже на подступах к корыту
Узнаешь, как на деле тесен мир.
Открытый бунт давно зажат в тиски,
Любое соло — не сильнее писка.
Скажи, как ты живешь сегодня, Фриско?
Еще не сдох от блюза и тоски?
Ты там держись, камрад, не жри дерьма,
Не загибайся в коньяке и смраде.
Не жги себя напрасно, бога ради,
Не раскисай и не сходи с ума.
Поверь, что мир найдет свои круги,
Регистры поврежденные настроит,
И станет нас не двое и не трое,
И мы увидим что-то лучше зги.
…И встречный голос, обгоняя дым,
Звучит светлей, чем генерал кукушка:
«Эй, на галере! Осторожней, Чушка!
Не лезь в петлю!
А дальше — поглядим.»

01.09.2022

* * *

Когда за край перельются
Обиды и грусти волны,
Когда отшумят приливы,
От ненависти седые,
Когда поутихнет пена —
Слюна ядовитых слухов —
Тогда обнажится правда.
…Тогда обнажится правда —
Как белые-белые камни
Под мощной рукой отлива,
Как тонкие хрупкие стебли
Подводной травы звенящей,
Как золото древнего клада,
Как остов погибшего брига…
И кто-то увидит правду,
И кто-то заплачет горько,
И кто-то достанет жемчуг
И золото, и рубины,
И травы, и песни, и сказки,
И слезы, и ветер, и звезды —
И будет в руках баюкать,
И будет кричать от боли,
Как скрипка без струн и деки…
И море его пропустит,
И море ему поможет,
И время назад вернется,
И пена уйдет навеки,
И вспыхнут на небе звезды,
И нежно подует ветер,
И где-то начнется сказка,
И кем-то споется песня…
Когда обнажится правда.

31.08.2022

* * *

Слышишь?
Слышу!
Видишь?
Вижу!
…Нотой дальше,
Нотой ближе.
Нынче боли —
Хоть залейся.
…Под подушкой —
Книга Вейса.
Знаешь?
Знаю!
Будешь?
Буду!
…Каждый вздох
Подобен чуду.
Шаг — почти что подвиг.
Стены.
Звук со дна
Взрезает вены.
Помнишь?
Помню!
Точно?
Точно!
Нужен?
Нужен!
Срочно?
Срочно!
Пять линеек,
Десять строчек
Четвертей, восьмых и точек,
Сотня пауз, три ферматы,
В горле пепел,
Мозг из ваты,
На износ,
Навылет,
В ребра,
Смотришь —
Резко и недобро,
Сталь и медь,
Огонь и стужа.
Срочно?
Срочно!
Нужен?
Нужен!
…Раз страница,
Два страница —
Не забудь еще присниться.
Видишь?
Вижу!
Дышишь?
Да.
Будешь?
Буду.
Навсегда.

22.08.2022

* * *

Я думала, что не знаю понятия «нежность».
Оно ни со мной не вяжется,
Ни с тобой.
Сложно выразить нежность мечом,
Молотом
Или копьем.
Сложно взять ее с собой
В поход по грязи и трупам,
В душный смрад тюрем,
В обезличенный лабиринт улиц,
Туда, где и ненависть-то испытываешь с трудом.
Но оказалось,
Что все не так.
И чем дальше,
Тем больше этого странного чувства,
Такого хрупкого,
Как первый лист березы
Или шорох весеннего ручейка.
И даже если я говорю себе:
Какая, к черту, нежность? —
Он воин,
Ты воин,
И если вы где-то встретитесь,
То уж точно не на лесной полянке
И не в яблоневом саду.
Но….
Видимо, есть что-то очень важное,
Что не вписывается
В строгую канву воинского устава.
Что не имеет отношения
К звону мечей,
Запаху железа,
Стону колоколов,
Стенам разрушенных городов —
Или имеет?
На мою кольчугу,
Пробитую и заклепанную во многих местах,
Упал яблоневый лепесток.
На мою правую ладонь,
Привыкшую к тяжести «бастарда»
Села синяя стрекоза.
Я сняла шлем,
Села на берегу ручья
И представила себе — тебя.
А какого цвета стрекоза
Села на твою
Руку?

18.08.2022

* * *

Как хорошо, что ты не рядом,
Как хорошо, что мы не вместе.
И все, что будет мне за песни,
Слова, поступки — будет мне,
А не тебе.
Тюрьма, дорога,
Сибирь — при лучшем варианте.
Как хорошо, что ты не рядом,
Как хорошо, что мы не вместе.
И я спокойна —
Ты в порядке,
Живешь, не ведая потерь.
Уютный дом,
Друзья,
Работа,
Дела… — цитата? ну и пусть, —
Лесная тишь и свежий воздух,
На небе звезды,
Вдохновенье —
И никакого риска.
Рай.
Как хорошо, что мы не рядом,
Что ты не связан словом, клятвой,
Еще какой-то там херней,
Которой даже нет названья.
Как хорошо, что ты не знаешь
Дороги к пропасти моей,
Не упадешь, не разобьешься,
Не будешь умолять скотов,
В ногах валяясь, чтобы мне
В живых позволили остаться,
На части рваться,
Пить,
Спасать,
Не попадешь ни под прицел,
Ни под арест, ни под запреты,
И все, что после — будет где-то
Не там, где ты.
Не мой конек —
Тащить в небытие любимых.
Живи.
Не нужно помнить.
Брось.
Я все прекрасно понимаю.
Как хорошо, что мы не рядом.
…А за окном — такой закат,
Такие фонари, такие
Кирпичные дома и рельсы…
Я оставляю их — тебе.
Тебе, живому.

11.08.2022

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка